Виктор Куллэ (kulle) wrote,
Виктор Куллэ
kulle

Category:
  • Music:

На литературном фронте без перемен ;-)

Итак, выдающийся поэттехнолог Кузьмин ответил на мою статью. В принципе, кусочек его ответа уже был им озвучен и мною прокомментирован . Так что не стану повторяться — просто проконстатирую, что ЛОЖЬ, в которой я его обвинил публично, попросту перекочевала с ЖЖ-шных страниц на печатные.
Впрочем, в этой бочке дёгтя есть таки масенькая ложка мёда: возглавляемый Кузьминым журнал именно после моей статьи решил отказаться от порочной практики портить воздух и переименовал известную рубрику в «Безвоздушное пространство». Так что я, по логике ДК, стал его первым обитателем. А что, даже лестно. М.б. Кузьмин не помнит, но именно «ионосфера», «астрономически объективный ад / птиц, где отсутствует кислород» поименован в бессмертных стихах Бродского единственно возможным для стихотворца местом обитания. Так что спасибо, Дима, не ожидал столь высокой оценки ;-)
Возвращаясь к, собственно, полемике. Я уже устал повторять, что статья была направлена не против конкретного ДК, либо его журнала. Ему, конечно же, удобно переводить полемику в эту плоскость — бо́льшая часть выплеснутого ДК на страницы «Безвоздушного пространства», адресована не тезисам моей статьи, но собственно журналу «Арион». Я этой сферы не буду касаться принципиально. Напомню только Диме, что — м.б. он не в курсе — я вообще НИ РАЗУ не публиковал собственные стихи на страницах «Ариона». Так что считать меня «арионовским автором» как-то нелепо. Журнал «Арион» предоставил мне возможность высказаться — я ему за это чрезвычайно благодарен. Вряд ли какой-то другой журнал решился бы на публикацию столь резкого текста. И у меня есть возможность продолжать свою утомительную работу по расчистке авгиевых конюшен, чем и занимаюсь. Но там речь пойдёт (и довольно скоро) всё-таки о конкретных авторах (что продуктивно) и тратить печатное пространство на полемику с ДК попросту жалко. Не говоря — бессмысленно.
В качестве отклика сделаю следующее. Вот здесь Кузьмин, запахнувшись в белую тогу, декларирует следующее: «Дискуссия подразумеваешь такую ступень взаимного уважения участников к личностям и принципам друг друга, которая нашим обычным «оппонентам» несвойственна в принципе».
Что ж, будем судить полемиста Кузьмина по законам, которые он сам над собой признаёт. Итак, оставим, в качестве издержек личного вкуса, прелестный пассаж о «будучи, по обыкновению, в сильном подпитии» и уже прокомментированную мною банальную ложь оппонента. Процитирую следующий, наиболее вкусный полемический ход ДК:
«…выпускнику советского Литературного института, последнему главному редактору покойного советского журнала «Литературное обозрение» Виктору Куллэ досадно, что нет у него монополии на установление иерархий, что какие-то посторонние для него люди тоже имеют право голоса. И как судья Савельева допытывалась у Бродского, кто назначил его поэтом, как советский критик Рассадин рявкал на Всеволода Некрасова: «Тень, знай своё место!» — так теперь в «Арионе» из номера в номер разные обделённые полномочиями ноют и канючат: где, где наша властная монополия, почему наше суждение вкуса не имеет общеобязательного директивного статуса? <Уберу в сноску, потому что не в этом дело: если б господину Куллэ действительно так хотелось проверить мои верительные грамоты и выяснить, кто и когда меня квалифицировал как эксперта, правомочного влиять на чужие репутации и предлагать собственные варианты иерархии, то ведь выяснить это — легче лёгкого, и даже без уже помянутой «арионовской» премии лучшему критику: достаточно вспомнить, что Генрих Сапгир завершил посвящённым «Вавилону» разделом поэтическую антологию «Самиздат века», Виктор Кривулин, соответственно, говорил о «Вавилоне» как о завершающем явлении самиздатской литературной традиции в своей вступительной статье к этой антологии, а Борис Иванов и Борис Останин, основавшие в 1978 году вершинную цеховую институцию неподцензурной литературы — Премию Андрея Белого, — в 2002 году присудили мне эту премию в номинации «За заслуги перед литературой», а в 2005 году пригласили войти в жюри. Это, если угодно, цеховая принадлежность — которой я горжусь. А у вас, господин Куллэ, какие документы цеховой принадлежности? Диплом Литературного института? Защищённая там же диссертация? Пять стихотворных подборок в «толстых журналах» и один сборник, изданный неизвестно кем? И это даёт вам право говорить от имени Цеха?>».
И ещё один образчик:
«…ваше обещание, господин «стихотворец имярек», продолжить начатый разговор «уже на примере конкретных персоналий и текстов» мы встречаем с полным пониманием. Не знаю, как насчёт пятнадцати минут славы, по Уорхолу, — но бессмертия на полторы строчки петитом, глядишь, наскребёте».
Полагаю, достаточно.
Доказывать, что я не верблюд, не собираюсь. Надеюсь, стихи говорят сами за себя. Как, впрочем, дружба и уважение старших товарищей по цеху — которыми оппонент, боюсь, обделён.
Что же касается внестиховой деятельности, то Кузьмин, вероятно, запамятовал, что уничижительно поименованная им диссертация была первой в наше стране, посвящённой творчеству Бродского — и защитить её стоило немалых усилий, а сам факт защиты воспринимался как событие, как огромная победа.
В качестве редактора «Литобоза» мною были опубликованы спецвыпуски журнала, посвящённые поэтам «Филологической школы», Геннадии Айги, Тимуру Кибирову — что для тех лет было вещью невероятной.
В качестве устроителя вечеров поэзии в Политехническом, я организовал самый первый из вечеров Айги а России, исторический вечер на котором в последний раз выступили на одной сцене все об ту пору живые «лианозовцы» и ещё массу иных вечеров-событий, которые по сей день любители поэзии помнят.
В качестве издателя: помимо всяческих Бродских и Булатовских штудий, выпустил том «Филологической школы», последнюю заветную книгу Гачева, гениальную книгу эссе Натальи Трауберг и много чего ещё. К слову сказать: хотя я и покинул «Летний сад», но надеюсь, что в сентябре таки выйдут мною же запущенные авторитетные тома Сопровского и Андрея Сергеева.
Кажется, достаточно.
В целом, полемист Кузьмин продемонстрировал ту мелкость «масштаба личности», против которой я, собственно, и выступал в своей статье. Так что спасибо ему — получил лишнее подтверждение тому, что статью (и в целом задуманный цикл статей) написать и опубликовать всё-таки необходимо.
Tags: Санация леса, хроника
Subscribe

  • Credo quia absurdum

    Френдлента напомнила, что вчера был день памяти Хармса. А я, разгребая залежи, наткнулся на забытый текст о нём десятилетней давности. Писанный, коли…

  • Об Освенциме

    Об Освенциме. Давняя рецензия на перевод потрясающей книги итальянца Примо Леви, выжившего в этом Аду — но настигнутом памятью о нём. Взгляд…

  • Выступление Виктора Куллэ

    Оригинал взят у sasha_liburkin в Выступление Виктора Куллэ ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ «XL» 26 января 2015 в 19 часов…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • Credo quia absurdum

    Френдлента напомнила, что вчера был день памяти Хармса. А я, разгребая залежи, наткнулся на забытый текст о нём десятилетней давности. Писанный, коли…

  • Об Освенциме

    Об Освенциме. Давняя рецензия на перевод потрясающей книги итальянца Примо Леви, выжившего в этом Аду — но настигнутом памятью о нём. Взгляд…

  • Выступление Виктора Куллэ

    Оригинал взят у sasha_liburkin в Выступление Виктора Куллэ ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ «XL» 26 января 2015 в 19 часов…